Александр Чайковский: «Работам конкурса композиторов в Сочи не хватило смелости»

01/03/2017 | Москва24

26 февраля в Сочи завершился X зимний международный фестиваль искусств Юрия Башмета. В рамках музыкально-образовательного марафона состоялся Третий конкурс композиторов. Жюри возглавил народный артист РФ, завкафедрой композиции Московской консерватории Александр Чайковский. После объявления результатов Юлия Чечикова поговорила с председателем об итогах конкурса.

 

РЕЗУЛЬТАТЫ III МЕЖДУНАРОДНОГО КОНКУРСА КОМПОЗИТОРОВ

I премия – не присуждена

II премия – Денис Хоров, аспирант Московской консерватории, класс профессора Юрия Воронцова

III премия – Дарья Славникова и Алексей Попков (оба – Московская консерватория)

Дипломы лауреатов – Тихон Хренников-младший и Кирилл Архипов

 

– Александр Владимирович, жюри совещалось более сорока минут. Почему решили не присуждать главную премию?

– Мы сравнивали работы участников с уровнем прошлого года. Нам показалось, что тогда концентрация интересных сочинений была выше, и мы, наоборот, колебались из-за желания разделить первую премию. В этот раз обостренной конкуренции не наблюдалось – уровень участников оказался ровным. Посовещавшись, мы пришли к решению не присуждать первую премию. Все-таки на третьем конкурсе композиторов, инициированном в рамках фестиваля Юрия Башмета в Сочи, высшую награду надо заработать. Тем более, что премия посвящена Стравинскому, изобретателю в музыке XX века. Так что пусть лауреаты и обладатели дипломов еще поработают.

– Какое количество заявок было в этом году?

– Чуть меньше, чем в прошлом году – менее двух десятков. Я не думаю, что причина в отсутствии интереса. На Первом и Втором конкурсах мы получили ряд работ, не соответствовавших уровню: это были совсем незрелые детские сочинения; пытались пробиться музыканты, никогда не учившиеся композиции. Это обычная картина для любого первого композиторского поединка, когда еще неизвестен уровень участников. Кто-то полагал, что конкурс адресован детям. Когда разобрались, количество претендентов сократилось.

– Имеет ли участник право вносить правки в материал перед конкурсным исполнением?

– Конечно! Этого невозможно избежать. На репетициях возникают ситуации, когда автор корректирует какие-то нюансы. В этом праве ему нельзя отказать.

– Все пьесы исполняли подопечные Юрия Башмета, прекрасные ансамблисты из «Солистов Москвы». Композиторы смогут получить запись исполнения?

– Я бы очень хотел, чтобы осуществлялась запись концерта. Конечно, для этого нужно соответствующее техническое обеспечение и участие профессионального звукорежиссера. Полностью согласен, что в будущем необходимо это организовать, задействовать бригаду специалистов и выпустить диск лауреатов конкурса. Очень верная идея. Я, пожалуй, ее озвучу.

– У композитора появится дополнительный стимул принять участие в конкурсе.

– Истинный стимул в том, что он может услышать свое сочинение в роскошном исполнении. Это бесценный опыт – поработать с солистами такого уровня. Для любого из участников подобные репетиции равнозначны нескольким годам учебы.

– В самом начале концерта вне конкурсной программы прозвучала трехчастная пьеса «Посвящение Юрию Башмету». В ее написании задействованы три композитора. Расскажите, как родилась идея и на что она направлена?

– В рамках Международной музыкальной академии был запланирован ряд мастер-классов. Мы решили, что помимо конкурсов пообщаемся с молодыми коллегами и в таком учебном формате. Мы дали задание трем участникам – каждому предстояло написать одну из частей фортепианного квинтета. Интересно, что эта лабораторная работа проходила каждый день коллективно, и для студентов это был мощный мозговой штурм. На мой взгляд, результат очень неплох. Каждый из авторов теперь должен дописать оставшиеся две части до полноценного квинтета. Это тоже отличная школа и серьезное испытание.

– Вы не рассматриваете в будущем расширение конкурсных музыкальных жанров?

– Написание инструментальных ансамблей – одна из самых сложных для композитора задач. Именно в этом я вижу ответ на вопрос о количестве отправленных заявок – не каждый может справиться с таким заданием. Прибавьте к этому струнный квартет и получите высшую степень сложности композиции в камерной музыке. Это по силам тому, кто уже обладает ремеслом. Написание камерных пьес равно полезно и для тех, кто уже не новичок в этом жанре, и для тех, кому еще предстоит оценить все тонкости жанра.

– Вам не показалось, что все работы не выходили за рамки академизма? Конкурсанты побоялись радикальных приемов?

– Дело не в самих приемах, а в их обосновании. Выбранный язык может быть каким угодно, но если приемы оправданы и произрастают из таланта, когда композитор хочет обратиться к необычным средствам для достижения образа. Это вопрос одаренности. Тысячи композиторов думают, что оригинальный прием – есть музыка. Это в корне не так. Игра на скрипке пиццикато или древком смычка – это тоже прием, но от него не зависит качество музыкального материала. Мне, как и вам, в этом конкурсе не хватило радикальных решений. Видимо, ребята не пошли на риск или просто не услышали их в данном ансамбле. Я не люблю музыку, целиком рассчитанную только на изощренность языка, когда не вполне понятно, зачем лежать под роялем и бить по его ножкам. Можно водить по струнам стаканами, гвоздями, но от этого музыка не станет музыкой. А можно все выстроить так, что это будет емко и по делу.

Москва24
Дата публикации: 01/03/2017
Ссылка на оригинал статьи: https://www.m24.ru/articles/kultura/01032017/131688
Другие публикации из этого раздела